навигация
Главная
О нас
Правление
Президиум Правления
Наш фотоархив (мероприятия, праздники)
Наша газета
Страница Юрия Исламова
Книга памяти (Свердл. обл.)
Мемориальная доска 40-й Армии
Афганский мемориал Погранвойск
Семьи погибших
Памятники и мемориалы
Музей "Шурави"
Творчество ветеранов
Культурный центр "Солдаты России"
Воины Отечества
Видео архив
Новые книги
Справочник - Меры социальной поддержки


Патриотическое радио ОТЧИЗНА

70 лет Великой Победы

 Министерство обороны Российской Федерации
(Минобороны России)

Екатеринбургское суворовское военное училище          Министерства обороны Российской Федерации

Вшивцев Владимир Сергеевич

Свердловский региональный Совет сторонников партии “ЕДИНАЯ РОССИЯ»

поиск

МБУ "Музей памяти воинов-тагильчан, погибших в локальных войнах планеты"

Фонд
"Вечная память"
(г. Москва)

Свердловчане,
не получившие награды

С Днем Рождения побратимы!

Встречи однополчан

Помяните нас живые!

Нижнетагильский центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей








10 августа 1988 года в результате попадания реактивных снарядов взорвались арт. склады в Пули-Хумри. Много пишут о этих событий , но в основном небылицы. Еще не разу не упомянулись парни из 119 ОМСР, выполнившие свой долг в этот день.

В этот день взвод ст.п-ка Захаревича находился в карауле, на охране 59 БРМО,329 многофунционального военно-полевого госпиталя и складов (бронетанкового имущества,инженерный,ракетно-артеллерийского вооружения). Взвод ст. п-ка Жолумского наохране 1386 склада горючего Бойцы этих взводов не покинули свои посты до последнего взрыва или без приказа, участвовали в тушении пожаров и эвакуации личного состава. Находились уже в уничтоженной бригаде на усилении по охране оставшихся объектов. С уважением Ветераны 119 ОМСР.

Справка

119-я отдельная моторизованная стрелковая рота (119омср): 1-й,3-й взвода - охрана 59 БРМО,329 многофунционального военно-полевого госпиталя и складов (бронетанкового имущества,инженерный,ракетно-артеллерийского вооружения),2-й взвод - охрана 1386 склада горючего, 4-й взвод - сопровождение колон №-425оавтб,446оавтб,449оавтб и обеспечение передвижения командования на участке Кабул - Баграм - Пули-Хумри - Кундуз - Мазари-Шариф - Хайратон.В командировке в Баграме находилась постоянно бронегруппа из БРДМ 4-го взвода 119 ОМСР. Личный состав роты на 1987-89 года, насчитывал 172 бойца.

Командир роты 1985 год Десяткин, - командир роты 1986-88 гг. к-н Шашков, - заместитель командира роты по политической части 1986-88 ст. л-т Старук, - командир роты 1988-89 гг. ст.л-нт Крылов, - заместитель командира роты по политической части 1988-89 гг. л-т Ершов, - старшина роты ст.пр-к Слюсаренко, - ком. 1-го взвода пр-к Коржик, - ком. 3-го взвода ст. пр-к Жолумский, - ком. 2-го взвода ст. пр-к Захаревич, - ком. 4-го взвода ст. пр-к Васильев, - медик роты пр-к Рябоконь, - техник роты пр-к Семенько

 

Воспоминания

Гостев Игорь
Я в 12 часов заступил на пост № 2 по охране прод.склада, этот пост через дорогу от хлеб.завода. От 2-го поста прод.склада очень хорошо просматривался склад вооружения. Тогда Кундузовцы сдавали свои боеприпасы. Эресов я не слышал, если бы были, то я услышал бы, зато видел как в центре склада потихоньку начало разгораться и люди начали оттуда разбегаться. Там ящики с боеприпасами очень сухие были и буквально от бычка могли загореться.Хочу сказать что я начал службу в Пули-Хумри в в/ч 92053Б, прослужил не долго, месяца три и меня перевели в в/ч 81824 и мне приходилось очень часто быть на постах на складе вооружения.

Дмитрий
В 12 дня, после пролетевших эрэсов - ну покрутил головой по сторонам и...........
Ничего не увидел...
Времени в госпитале было много и я оказался в этот момент на цистерне с водой для душа, такая себе возвышенность, заглянул что воды нормальное количество, при этом уже видел взрывы и хлопки на складах, поднимающимся столбиком ну максимум гранаты ,патроны.
Зашел в душ купаюсь вдруг ,бабах и кафель со стен попадал.
Ну думаю щас потушат и всё будет ок ,купаюсь дальше...
Второй взрыв ,я понял что щас душ развалится ,выбегаю одеваюсь вижу -
Столб огня пыли дыма и количество взрывов растёт, ну очень быстро.ПОНЯЛ ЧТО НЕ ПОТУШАТ!!!
Поежал сначала к модулю - оказалось прямо на взрывы,когда понял что бежать некуда поднял голову и увидел ... ПЕЙЗАЖ!!!
ЭТОТ БИСЕР ВЫСОКО, ВЫШЕ ДЫМА И ПЫЛИ, ОТРАЖАЛСЯ НА СОЛНЦЕ. Я НЕ СРАЗУ ПОНЯЛ ЧТО ЭТО ТАКОЕ. Падали, сыпались дождём сотни может тысячи снарядов.
И просто взрывы и огненные шары размером с 3-4 этажный дом и ударные волны ,падал аж на землю. Ушами слышишь РЁВ летящего через всё небо в сторону трассы ударилось в гору за трассой РВАНУЛО КРАСИВО!!!
Втянул шею в плечи вспоминал мать, сест,у отца. Не хотелось так по тупому!
Потом както оказался в подвале под прачкой, потом камаз, звёздочка.......
Малиновский Юрий
А я пост покинуть без приказа не мог,так что когда все рвалось я был в помещении и стекла повылетали и боксы чуть не завалились,двор вообще был как ежик весь в осколках.Град возле душа на 1.5 метра ушел в землю,вспоминаю аж мурашки по коже.

Долбич Виктор
В тот день наш 2-й взвод 119 ОМСР был в командировке на складе ГСМ (это недалеко от бригады),Моё отделение в карауле, я отдыхал после ночи и тут влетает мой боец и говорит что Бригада взрывается и горит, я выбежал на улицу и офонарел..! Всё в дыму,грохот взрывов.Стояли все какоето время в оцепенении и наблюдали как из этого дыма вылетали снаряды и падали, то в степь,то в горы где стояли "точки" пех.полка,Когда "сюрпризы" начали прилетать и к нам мы разтормозились и по команде взводного "Караул в ружьё"Всем взводом заняли круговую оборону объекта.Теперь уже сидя в окопах мы наблюдали как Гостинцы прилетали и к нам и за нас в степь,по единственной асфальтированной дороге,по которой периодически неслись прочь от этого Ада всевозможные машины с людьми.До эпицентра хоть и было км. около 6-8,точно не помню,но очень хорошо чувствовался песок сыпавшийся нам на каски с неба.К вечеру стало стихать,оставив усиление на постах часть взвода вернулась к казарме отдохнуть и обсудить случившееся.Причину взрыва до сих пор обсуждается в форумах разных сайтов,но я могу сказать одно - задолго до этого мы не раз наблюдали как с гор через наш склад пролетали "духовские"ЭРЭСы"и взрывались гдето в округе Бригады. 

Голик Евгений
Начались эти события неожиданно для всех.
Сижу, заполняю журналы выдачи оружия. Я был дежурным по роте, первый взвод отдыхает.Услышал первый хлопок, подумал,что очередной обстрел бригады. Выбежал из модуля, смотрю - на складе, его видно было от наших модулей, два первых столба огня взмыли к небу. Забежал обратно, дал команду "Обстрел" - по этой команде отдыхающие должны укрыться в окопе, а остальные по боевому расписанию убыть в парк к технике. Доложил замполиту (он был исполняющим обязанности командира роты), что артсклад обстреляли.А на складах уже цепная реакция пошла, да так быстро.
Старшина роты выбежал и дал команду отдыхающим бежать в сторону звездочки за парки, там была канава.Замполит к штабу.
Ребята, кто в чем, как сиганули, но старый сердечник только лысиной своей их направлял впереди.
Я остался в роте один, накинул броник, взял магазинов, пару гранат, каску, сел спиной к двери оружейки и жду духов.
Тут неожиданно забегает майор усатый(вы его в фильме видели, который докладывал Васенину, что в бригаде нет никого).Я ему:"Стой, стрелять буду!" Он мне: "Приказываю покинуть расположение роты!"
Я ему в ответ : "Выполняю приказы только ком.роты, начальника штаба, и ком.бригады и, что у меня полная оружейка оружия и боеприпасов. НЕ МОГУ ПОКИНУТЬ ПОСТ. Он махнул рукой и убежал.
Тут как громыхнет за моей спиной, пыль непроглядная поднялась в красном уголке. Я схватил огнетушитель и туда. Смотрю огня нет, но крышу снесло, поставил там огнетушитель и назад, к оружейке.
Тут еще БАХ и крыша модуля переломилась(треск в умывальнике и гладильной).Забежал в умывальник - там отверстие в стене и в полу с мою голову.
Вернулся к оружейке, думаю,"Что делать?" А на улице апокалипсис (я про сорок первый подумал и дедов наших с уважением и пониманием вспомнил).
Принял решение вывезти оружие (самому покидать роту, оставив ввереное имущесто - дисбат). Выбежал на улицу (в воздухе летают ящики и разрываются,снаряды, эрэсы, все усыпано осколкам) и побежал в сторону парков, увидел нашу восьмидесятку (несутся к штабу). Я наперерез. Бегу и автоматом, по броне стучу.Тут резко как подкинуло мне ноги, упал на голову,не пойму(потом только увидел осколок в каблуке ботинка). Смотрю, затормозила.Попов вылез и кричит: "Ты что еще не на звездочке?"
Я ему: "О...ел? Я в дизель не желаю. давай оружие грузить."
Втроем погрузили - Попов, Касымханов и я.(точно не помню кто но Попов точно в роту со мной бегал)
Поехали к штабу, там увидел я - все начальство бегает, как при Содоме и Гоморре. Увидел замполита.
Он меня поставил охранять гору броников и оружия у штаба и сказал,( фильме Васенин на меня показывает и спрашивает:"ЭТО ЧТО?"), как заберут оружие, чтобы в караулку прибыл.
Прибыл караулку - бежал мелкими перебежками (ВСПЫШКА, ХЛОПОК, ОСКОЛКИ), все как по наставлению. Вспышка - думаю, хлопок - падаю. Жду осколки падающие. Встаю и бегу. Так до караулки добрался.
Начкар Захаревич сам не свой, говорит:"Все на постах надо снимать."
А на складе "Брестская крепость" - все горит и взметает к небу.
Поползли начкар, Лом,и я. Доползли до ворот склада взрывчатых веществ.там Репин бегает броником тушит ящики, начкар ему приказал за бруствер. Смотрим - танк пожарный через колючку в пекло на обваловку попер (пацанчик молодец, не струсил). Тут как громыхнет, мы на полметра от земли оторвались. Думаю ШИЗДЕЦ, видимости ноль, танк уже горит. Мы туда, пацанчика уже выволокли и несут к периметру. Мы помогли до окопа и назад(у нас тоже бойцы на постах)1,2 и 6-й сняли. К Петрову нет возможности добраться (думаем у него блиндаж хороший), Чаплыгина не видно(он чуть на горку поднялся и окопчик между камней отрыл для стрельбы лежа, ( откопали его уже к вечеру,укрыл лицо газетой "страшно было" пост был почти в ущелье и на самом опасном направлении), вышку срезало, Цукермана откопали с окопчика для стрельбы лежа, Кравчука(да был он на первом посту и Пукивских с ним) тоже, они с Пукивских окопчик лихо разделили на двоих для стрельбы лежа. Начкар эти посты усилил, потом передумал (сказал надо отходить к караулке)
Начкар пополз в караулку, а я лег в окопчик и жду может просвет появится.Лежу броником накрылся и смотрю в верх, там эрэсы касетами летают, ящики с гранатами от подствольков лопаются в воздухе и в стороны разные.СТРАШНО. Думаю надо лицо прикрыть. Натянул, живот открывается,думаю лучше лицо, чем живот и яйца.А осколки горячие падают и прожигают КЗС( тут ошибка я был в ХБшке, а потом только к ночи переоделся в КЗСку, ХБшке конец пришел), приходиться еще водичкой из фляжки тушить.Апокалипсис только усилился, неба не видно и вообще ни хрена не видно. Пополз в караулку (вот не помню с кем полз). В караулке нет никого, все в окопе. Я туда, а там как в вагоне качает из стороны в сторону. Начкар провел перекличку и распределил на всякий-який всех кто еще был в пригодном состоянии, кого куда на случай если духи пойдут в бригаду. Организовали эвакуацию пострадавших и тех кто по случайности пробегал мимо. Репин мычит как мерин(контужен сильно),Петров Саня улыбается(тоже такой), у Кравчука вся КЗСка обгорела (на штанах дыра на заднице выгорела, так они в караулке и висели потом, для истории). Посадили их в зилок, тук как треснет,осколок пробил крышу и срезал Репину с каски сетку маскировочную, водила орет,мы на него, но вроде тронулись и уехали.
Все в пыли. Все горит и плавиться, начкар организовал смену и обратно к постам на усиление(бойцов с дальних постов снять не удалось, начкар принял решеие попытаться все же добраться до постов), думали, чтобы духи не пошли. Петрова с поста на танке привезли, его в блиндаже завалило,он откопал нору и на посту до приказа стоял.Чаплыгин до последних взрывов в окопчике пролежал у поста на охране и обороне выхода из ущелья, но не бросил пост. Когда стало утихать, все в караулке собрались - жрать охота (уже был вечер, динамика взрывов была слабая, но продолжалась).Прибыл наш БТР и поехали Чапу искать, земля накалилась как уголь, разрывы еще были но меньше, да и мы привыкли уже не кланяться.Нашли Чапу и от радости в караулку. Вот как Леня написал, какраулке хоть бы хны. Прибыл комбриг Рыбаков (уже почти темнело), построились, он всех обнял и руки пожал.
Приказал распределить часовых на посты у уцелевших зданий и объектов.
Я попал с Ломом на самый ответственный пост к военторгу. У военторга клондайк, все открыто, окон нет, двери на распашку, вкусности разбросаные взрывной волной валяются везде. мы организовали окопчики и приступили к ужину.Чтобы не заснуть, грызли леденцы, точили сосиски и т.д. и т.п. Так рассвет и встретили. На ногах стояли еле- еле. То ли от усталости , то ли от пережору. Сдали караул и почапали в расположение роты.
Может где и ошибся. Ребята поправят. Но это с моей колокольни, как сержанта. Вот ребята поправили. Была встреча в Омске с Репиным. Многое вспомнили и обсудили.

Турач Дмитрий
10 августа 1988 года я возвращался в свою казарму из гарнизонного универмага, где приобрел на "дембель" финский дипломат. Уже когда я подходил к "летнему кинотеатру" в 11.20(я посмотрел на наручные часы) раздались первые взрывы на артскладе и с шелестом метрах в 50-ти от меня в песок упала "болванка". Я вбежал в свой модуль, кинув дипломат в каптерку - Вагаеву Коле и сообщил старшине нашей мотострелковой роты(фамилию к сожалению не помню, по национальности - молдаван) о том, что на артскладе рвутся снаряды. Дежурным по роте, насколько я припоминаю - был Голик, так как он промелькнул у меня перед глазами с повязкой и штык-ножом. Мой 1 взвод 119 ОМСР спокойно отдыхал перед заступлением в караул на охрану артсклада, где должен был сменить бойцов 3 взвода. Сначала старшина не поверил тому, что я ему сообщил, но когда взрывы стали интенсивнее, рота была поднята по команде "обстрел" и мы выбежали и расположились в "щелях" возле казармы, которые мы нарыли еще при первом обстреле "эрэсами". Немного отступая от темы сообщу, что в последнее время со стороны духов участились случаи обстрела нашей бригады "эрэсами" и я лично дважды находился сам на охране артсклада во время таких обстрелов, когда кроме прочих, несколько снарядов пролетев над моей головой, легли на артскладе(между компанирами) и за складом ВВ(взрывчатых веществ), вообщем тогда бог миловал... Старшина вынес с казармы 2 стопки касок и передал нам, чтобы мы одели их, на что "дембеля" поначалу использовали их под "пятой" точкой, но когда взрывы стали реальные с криком: "дембель в опасности" надели по несколько штук. Затем кто-то(вроде замполит) приказал роте выдвигаться к нашему парку и мы под взрывы снарядов вылезли из "щелей" и побежали. Когда бежали, несколько тяжелых снарядов упали совсем рядом в землю и я тогда еще подумал, что если такая дура попала бы человеку в спину, то не знаю что бы от него осталось. Запомнились глаза и ужас на лицах ребят (когда бежали под взрывами и летающими осколками, болванками, я обернулся и посмотрел назад - на бегущих бойцов). Прибежав к парку было минутное замешательство: все столпились и не знали что делать дальше, после чего я крикнул: "давайте за мной к арыку" и побежал вдоль забора парка, где справа находились с десяток машин-наливников. Уже сидя в арыке мы не раз "перетрухнули" от этого кошмарного ада постоянно летающих снарядов, осколков, болванок, арматурин и др. металла, особенно когда начали летать навесом и взрываться минометные и другие снаряды со взрывателями. Затем я с молдаваном - Арманом (наш "кипятильщик") осмелели и вылезли из арыка посмотреть, что творится в бригаде. Увидев яркую вспышку в районе артсклада мы не сразу поняли, что произошло, но когда через несколько секунд взрывная волна швырнула нас с песком и пылью обратно в арык, поняли, что рванул склад ВВ(взрывчатых веществ). В общей сложности артсклад взрывался около 4 часов, с таким постоянством взрывов и падающих снарядов, что голову было "не высунуть". Затем нас постепенно на БТРах вывезли на "броню"(КПП в бригаду), где с горы мы продолжали наблюдать, как бригаду полностью застелило черным дымом. Тогда же с горы я увидел несколько единиц бронетехники и солдат соседнего полка(полк был "на боевых"), а также ребят в "синьках" и гражданских лиц, которые добрались сюда из госпиталя и казарм. В конец уставшие, обессиленные и голодные ночевали(если это можно так назвать, так как снаряды продолжали еще рваться и уснуть было невозможно) мы на "звездочке"(палаточный лагерь, развернутый для временного ночлега "выводившихся" в Союз). Вспоминаю, как с удовольствием с голодухи в темноте и с песком на зубах ушла по братски на "ощупь" вскрытая пряжкой солдатского ремня, банка тушенки в прикуску с кусочками сахара(завалялись в вещмешке Коли Вагаева). Наутро мы прибыли в бригаду, где в течение 2 недель пришлось убирать все последствия вышеописанных взрывов и восстанавливать то, что еще можно было восстановить. К слову, наша казарма по сравнению с остальными выглядела более-менее: чуть перекошенная и во многих местах пробита снарядами и осколками(прямо у меня над головой в потолке, а я спал на 2-м ярусе, виднелась дыра от снаряда, который срикошетил от спинки моей кровати и "ушел" в оружейку)...Уже через дней десять из нашего умывальника, где мы повседневно умывались, саперы вынесли и обезвредили 2 неразорвавшихся снаряда....
Дарбинян Зоя
10 августа 12часов мы в госпитале слышали взрывы,никто нечего не понимал и что делать не знали,потом приказали выводить больных в убежище. А где это-ведь нас не готовили к этому,и нас направляли в овощехранилище.Из инфекционного БИТа вытащила нашего доктора-нейрохирурга ( он лежал у нас переводом из Кундузского госпиталя) в тяжёлом состоянии.Дуры градовские летали над нами только так... повезло правда...

Петров Леонид
В этот день Я заступил во вторую смену на третий пост, самый дальний. Денек не предвещал ни чего плохого. Когда произошла первая вспышка, осмотрелся и залег в окоп для отражения вероятного нападения.Предупредительный выстрел для вызова караула делать было бесполезно, да и не услышал бы никто.Решил выжидать не покидая пост. Да и прямая видимость между постами пропала сразу. Что творилось там, можно только догадываться. Динамика цепной реакции от капонира к капониру происходила невероятно быстро. Через минут пятнадцать, солнце скрылось в облаках пыли и дыма. Окоп у поста, в котором я укрылся, оказался мелковат (он был для стрельбы лежа). Штыкножом откопал нору, в которой мог поместиться, свернувшись калачиком. Накрылся бронежилетом и положил сверху автомат (для пущей не пробиваемости). Взрывы участились и усилились, вокруг все свистело и рвалось. Головы не поднять и не высунуться. Боеприпасы взлетали, совсем рядом от поста. Вдруг чувствую меня кто-то теребит за ногу. Скинул каску, гляжу.... прапор с артсклада.
-Я за тобой, думал тебе кирдык...
Передвигаться перебежками и даже ползком было очень рискованно да и устав не позволял покинуть вверенное мне ИМУЩЕСТВО))
-Я ему: Нет, не пойду, я на посту и не уйду пока за мной не придет моя смена...
Места в окопе явно было маловато и прапор матюкнувшись исчез в пыли и дыму. До сей поры удивляюсь как он живой до меня добрался и целиком вернулся обратно? Рисковый мужик. Жаль не помню его имени и фамилии. Он меня потом при встречи 'крестником' называл.
Когда начали взрываться капаниры около поста, поднялась жуткая пыль, видимость ноль. Я начал задыхаться и давится от пыли. Выручила КЗСка. Натянул капюшон и сложил вчетверо, дышать стало легче. Так и пролежал пока все не утихло. Взрывы стали редкими, появилась возможность осмотреться. Я выглянул из окопа......... Картину которую я увидел напомнила мне документальное кино про Хирасиму. От шаланды, что подкатила к вышке, остались две рамы, все остальное сдуло нафиг. Около 58 капанира дымился развороченный минный заградитель. Парнишка ехавший на обваловку погиб. По всей долине как ковер лежало содержимое артсклада. От модулей находящихся вблизи артсклада остались только фундаменты. Сгорели столовые, вещевые и продовольственные склады. И посреди этого безобразия, как хрен среди ясного неба, торчала наша караулка. Цела и невредима. Забирали меня с поста на танке..... Другого варианта забрать не представлялось, динамика взрывов сохранялась. Даже танкисты рисковали получить прямое попадание. Особенно тот боец который бежал перед танком и расталкивал ногами неразорвавшиеся снаряды. До Юры Чаплыгина на пятый пост поехать было невозможно. Сплошное минное поле. Мы откатили к верталетной площадке,и стали ждать пока у 'Чапеля ' появится возможность добраться до нас перебежками.
Под вывод обстрелы гарнизона участились. Но этот обстрел, запомнился всем на долго.

Андреев Артур
Честно говоря много я не помню - время стерло многое. Помню, что спали после караула, или перед ним, наверное. Подозреваю, что поднял нас Голик,он дежурным по роте был. Что-то одели спросоня, что-то с собой схватили. Выбежали из модуля и попрыгали в щель. Дальше,бегом, добрались в район нашего парка, там был какой-то овраг или траншея. Извиняюсь за выражение "херачило" так, что аж сдувало с ног. Дима Турач рассказывает то, что и я, но более правильно. Цитата его "Затем нас постепенно на БТРах вывезли на "броню" (КПП в бригаду)" и вот там за горой нас начали лихорадочно собирать в кучу и пересчитывать и перекликать (офицеры и прапорщики) там был мандраж. Наши ведь стояли на постах и в караулке и в роте. ТАМ!
Ближе к вечеру возникла проблема менять людей в роте, охранять модуль. Я вызвался, не знаю почему, но вызвался. Я и еще 3-4 бойца. Кого менял не помню. На БРДМе на броне ехали в роту. Разруха в бригаде как после глобальной катастрофы в америкосских фильмах. В роте половина стекол выбита, крыша съехала, в умывалке снаряд, в ленинской комнате крыши почти нет. Артсклад бухал всю ночь.
Уже на следующий день нас водили разбирать пепелища продовольственных складов. Высокие и длинные и широкие сгоревшие по краям, штабеля сгущенки, но в середке она просто сварилась!!!!! Мешками тащили в роту банки вареной сгущенки. Обожрались. Еще честно сознаюсь. (и конечно каюсь, молод был) Ближе чем чипок к караулке был книжный магазин. Вот когда его вскрыло как консервную банку и книги высыпались, все валялось разорванное, грязное и разбросанное, я оттуда спер толстенный словарь Ожигова. По тем временам шикарная вещь.
Столовые разбомблены и сгорели. Ели из котелков. Воды мало. В котелке первое , в крышке Второе, в кружке Третье. Мыть тоже проблема воды мало и холодная только. Хлеба первое время не было, и давали батоны, заспиртованные в пакетах. СПИРТОМ ПАХЛО. И Сухари черные.
Вот так вот в общих чертах.

Позняков Александр
Я как раз в тот день, но уже после обеда, приехал из Кабула .Мы привезли гос.награды со штаба армии.Полный БРДМ нагрузили орденов и медалей.Помню едем одним броником,я ,Ванька Максимов,мой пулеметчик,и прапор какой-то со штаба...так вот нас в Килогай еле пустили,Все пацаны с роты за "броней" сидят...ну те кто не в карауле,короче все ...мы у комендачей спросили куда нам груз вести,связались с комбригом,а он на наших БТР-ах с пацанами по бригаде мотались,короче к штабу говорит -мы приехали ,а от штаба только маск.сеть на стоянке цела,и сейфы одни стоят дымят...подъехали к нашей казарме,стены поразвалились,у замполита в кровати дыра-снаряд пробил..короче весело,а баня наша ротная,возле парка....так там за баней,на турнике,градовский снаряд накручен ...крышу пробило..Баньщик,по моему Андрей Мусин,здоровый такой,тот вообще долго заикался...(шучу) Помоему это было в августе. Так что помню.....а ваш взвод,3-й гвардейский(ну и мой тоже когда-то, ведь я в первом начинал) по-моему тогда в карауле был по бригаде...

Чертов Александр
Что касаемо взрыва, то я в этот день попал в госпиталь с желтухой и наблюдал все это оттуда и с дороги Хайратон-Кабул. С начала толком никто ничего не понял, если ничего не путаю,началось это до 12. Точно помню что заступила 2 смена, это я должен был заступить во 2 смене на 3 пост, но меня отправили в госпиталь и на этот пост поставили в смену Лёню Петрова. Так вот, только когда первые осколки начали сыпаться на головы - все побежали. Помню бежим с каким-то пацаном, а над головой со свистом пролетают куски железа,страха не было, было какое-то не объяснимые веселье и интерес.Добежали до дороги, остановились и продолжаем смотреть как всё летит на полк, на бригаду. Всё что-то взрывается, сигнальные ракеты разлетаются, вдруг у нас на глазах грохот и поднимается гриб( совсем как про испытание ядерной бомбы ) - это взорвался склад взрывчатых веществ. Стоим рот разинули - красиво, и вдруг оказываемся под откосом - дошла взрывная волна. Потом подъехали машины и отвезли нас в трубопроводную бригаду, а потом переправили в госпиталь в Кабуле. Вот что помню. Привет всем ребятам сослуживцам

Из Одноклассников:
# Александр Говоритов: " За час, как все начало рваться, мы это наблюдали из парка 49 батальона Бригады - был лёгонький дымок. Но то, что он был на артскладах, всех насторожило. Затем начался настоящий ад. Мы похватали технику и рванули вывозить людей из госпиталя. Артсклад потом еще изредка "плевался" в течение полутора суток. Размет был огромный - осколки долетали почти до ГСМ - здесь ты прав. Насчет РСов - "сказки", чтоб прикрыть халатность и разгильдяйство. В Бригаде поговаривали потом, что начальник артсклада после этого застрелился. Я очень рад, что находятся свидетели этого события! У кого есть возможность, скиньте ссылку на этот фильм.
24.10.2009 22:55"
# Любовь Гайдейчук:"Взрывы на складах были 10 августа 1988г. Мы как раз на обед собирались, часов в 12, когда все началось. Было страшно, все в отделении падало - шкафы, лампы. А убежать нельзя- выносили больных (хирургическое отделение). Потом все вместе бежали в сторону дороги. Хорошо, что начальник госпиталя выставил охрану везде, так что вернулись к разрухе, но мародеры не успели поживиться. Потом в госпитале начались учения по эвакуации больных, окопов нарыли. Помнится до сих пор.
02.08.2009 12:31"
# Вадим Обермейстер:"Насчет склада в Хумрях .на тогда из Бану вывели мы в аккурат под забором артсклада стояли .ничего в него не попадало ,как всегда нарушения пож. правил варили Что -то трава загорелось ну и пошло хорошо хоть хим боеприпасы за пару недель до этого вывезли, от хумрей конечно мало что осталось .Не обошлось и без курьезов в этот день баня была некоторые с тазиками бегали, да и часовому повездо на арт.складе - был на вышке, но живым остался
11.05.2009 18:16"

Елисеев Сергей
Службу я проходил в 395 МСП 201 МСД в РМО в звании прапорщика на должности начальника склада ГСМ полка, а также исполнял обязанности командира взвода подвоза ГСМ и начальника службы ГСМ полка.
Время было к обеду - около 12-ти дня. Часть военнослужащих уже покинула автопарк, пошла на обед, но ещё оставались солдаты моего взвода, да и с других подразделений полка. Я же пока не мог убыть из парка на обед с л/с взвода, так как в этот момент производилась закачка топлива двумя Уралами с 149 МСП, она как раз подходила к концу. В тоже время на складе присутствовал начальник службы ГСМ 201МСД (к сожалению фамилию я забыл), который отдавал мне последние распоряжения и документы по обеспечению полка ГСМом. С его слов я понял, что наш полк до окончания вывода войск из Республики Афганистан останется самостоятельной боевой единицей и уйдет одним из последних. Так потом на самом деле и случилось.
Из-за работающих двигателей Уралов я не слышал, был ли обстрел или нет. Когда мы закончили с начальником службы и вышли с заправочного пункта, я решил позвать своего зам. комвзвода и дать ему указание самостоятельно вести взвод на обед, чтобы они меня не ждали. Вот тут- то я увидел следующее - на склоне горы, где находился армейский склад РАВ, был виден сизый дымок и слышен треск, к нему уже спешила пожарная машина, а следом танковый тягач. Потом были беспорядочные полеты трассеров, но не как при стрельбе, тогда я понял, что там пожар. Но еще не думал, что все так серьезно.
Видимо, происходящие заинтересовало не только меня, но еще несколько бойцов, которые лазили на крыши КАМАЗов и смотрели в сторону складов РАВ. А там все больше и больше разгорался пожар, и вот повалил черный дым, стало сильно, что-то взрывается на складе. Затем оттуда стали стартовать РЭСы "мухи" и ещё что-то. Все это полетело в сторону расположения полка и бригады, на жилой сектор гарнизона и другие объекты, вызывая пожар и панику, от происходящего у гражданских лиц и части военнослужащих.
Когда все это начало летать и взрываться любопытствующих как ветром сдуло с крыш автомобилей. Мы наверно еще не осознавали серьезности последствий происходящего, не понимая, что происходит на самом деле. Чем вызван этот пожар? Просто чей-то безалаберностью в соблюдение техники безопасности при исполнение работ на складе или это обстрел, за которым может последовать нападение на гарнизон, а взрыв складов для создания паники в гарнизоне и большего эффекта. По этому мы убрали бензовозы, вывели часть техники, и я дал команду бойцам мелкими перебежками уходить в сторону Трубопроводной бригады подальше от зоны поражения. Сам же, с горсткой людей залег под днищем танка, предупредив танкистов, чтобы они ни в коем случаи не начинали движения самостоятельно, дабы не подавить гусеницами людей. Мы укрылись там от прямых попаданий и осколков. В те минуты подумалось, что жизнь моя закончилась, ведь на самом деле, было очень страшно в те впервые минуты, от этого грохота, взрывов, гари. Даже солнце перестало быть видно от поднятой вверх Килагайской пыли и дыма пожарища.
Обдумав и оценив обстановку, я принял решения, вылез из под днища танка и постучал танкистам, кстати, танк и сам экипаж не принадлежали нашему полку. Я им сообщил, что они поступают под мое командование и приказал заводить танк. Бойцам, которые лежали там, внизу под танком мною был дан приказ отходить. Сам же залез в башню танка на командирское место, и мы начали двигаться напрямую через забор в сторону штаба полка. Затем, пробив дыру в заборе танком, который разделял автопарк с жилой зоной полка, я покинул его и побежал в сторону штаба, казармы уже горели.
Там перед штабом я увидел БТР60 под днищем, которого почему-то был кондиционер. Сам БТР уже горел, штаб полка тоже, документы службы горючего полка спасти уже было невозможно. Как выяснилось потом, в этом БТРе сгорели личные дела л/с полка и еще какие-то документы, в том числе и мое личное дело.
Я побежал в жилую зону. Там, в комнате, где я проживал, хранился мой автомат и бронник с каской. Пока я добежал модуль уже полыхал - спасать было нечего. По дороге я увидел полуобгорелую женщину и стал выводить ее из зоны поражения. Тут же подъехал БТР с группой бойцов, они у меня женщину и забрали. Потом мы нашли еще кого-то, они и их забрали и только потом уехали. Я встретил раненого вертолетчика, гражданского с ТБП (военторга) тут еще подъехал БТР с Флагом на антенне, как я теперь узнал, спустя 23 года после тех событий это были ребята с 119ОМСР. Потом и мне досталось, перебило пальцы на правой руке. В общей сложности наверно человек двадцать мы вытащили.
Меня и еще группу пострадавших привезли к госпиталю на БТРе. Госпиталь к тому времени уже был эвакуирован. В приемном отделении дежурил военврач. Он принимал раненых и обожжённых и оказывал первую медицинскую помощь. Оказав её и мне, он сказал, что у него закончились обезболивающие уколы. Там в кабинете был еще один мужчина, он сказал, чтобы я пошел с ним.
Мы вышли с ним из кабинета по дороге я узнал, что он повар госпиталя. Он все причитал: "Обед стынет, сварил, а кормить некого всех эвакуировали". Мы пришли с ним в столовую он спросил меня: "Кушать будешь?" на что я ответил: "Нет". Он ушел, сказав: "Минутку, подожди сейчас я тебя, обезболю". Вернулся, со стаканом спирта сказал: "Пей, поможет", предупредив меня, что это чистый спирт. Я до этого спирт в чистом виде ни разу не видел. Хоть и утром я не успел позавтракать и обед накрылся, выпив спирта я не захмелел даже.
Потом меня и группу людей эти же ребята привезли в район "звездочки" заставы 2 танковой роты полка. Там уже стояли палатки и в них трудились медики, оказывая первую помощь. Меня снова осмотрели, перевязали и укололи перимедол, затем отправили в трубопроводную бригаду. Там меня увидели знакомые и очень удивились, им кто-то сказал, что я убит.
Когда стало утихать там, на складе, я решил возвращаться к части и искать свой взвод. Добрался я туда, когда уже стемнело. Поспрашивал у находявшихся там, кто видел, где РМО нашего полка, я ничего толком не узнал тогда. Решив, что нужно дождаться утра, иначе можно подорваться на не разорвавшемся боеприпасе, вдобавок начала одолевать сильная боль в правой руке.
Заночевав в каком - то ЗИЛе с куном, я, как только наступил рассвет нашел своих. Там были женщины, оставшиеся без крова. Бойцы уже достали из машин взвода мешок крупы, которая осталась после недавней командировки в Хайратон, самодельные горелки работающие на солярке, посуду и одна из женщин, одетая в камуфляж с чьего-то плеча, колдовала над котлом, готовя завтрак . Позавтракав мы прибыли в автопарк части. Так начиналось утро следующего дня 11 августа 1988года. Жизнь продолжалось. И надо было наводить порядок.
Кстати, маленькое отступление, склад ГСМ полка не пострадал вот только в крыше на заправке застрял ЭРС. Вот и все, чем я хотел поделиться с вами, о том дне - 10 августа 1988года.
Может, в моем рассказе, закрались маленькие неточности. Вы уж меня извините.
Еще маленький факт. Тогда, за несколько дней до взрыва складов, был один случай. Может, кто вспомнит? Вечером со стороны нашей знаменитой горы З... прилетал Су с Афганскими опознавательными знаками, он на бреющем сделал два круга над гарнизоном и ушел назад. Ходили слухи, что он прилетал из Пакистана и им управлял один из перебежчиков афганских летчиков даже, по-моему, фамилию озвучивали пилота. Наши зенитчики не успели тогда его сбить, и он не отвечал на "свой-чужой". Может он проводил аэрофотосъёмку уж очень, было похоже на это. Ведь до этого, сколько были обстрелы гарнизона они большого вреда, не приносили. Да и перед этим взяли часть каравана и при этом убили брата Ахмед Шаха Массуда. В общем, это к слову. Я думаю, кому надо разобрались и выяснили, что же тогда случилось на самом деле в Килагайской долине 10.08.88г.

Галина Зайцева
Помню, что работала в кабинете одна (начальник был в отпуске), принимала последнего пациента до обеда. Опаздывала на обед, очень хотелось есть. Около 13.00 вышла с отделения и остановилась на крыльце. В стороне артсладов небо было черным. В этой черноте светлыми полосами мелькали вспышки. Немного постояла. В госпитале уже никого не было (потом оказалось, что все были эвакуированы в овощехранилище). Про меня никто не вспомнил. В кабинете у меня шумел кондиционер и работала бормашина, а к выстрелам я привыкла. Пошла в столовую, там никого не было. Вышла на улицу, там меня увидел старшина хозвзвода, крикнул "Галя, за мной!" Он собирал всех, кто не успел эвакуироваться. Мы сидели в полуподвале, человек 6-7. Сидели на полу. Взрывной волной выбило окно. Когда снаряды падали рядом, нас подбрасывало от земли, засыпало землей. Прапорщик нас успокаивал, когда мы сжимались от визга снарядов: "Это не наш, вы свой не услыште
Сидели там долго (как мне показалось). Потом мы бежали к насыпи, не чувствуя под собой ног, а снаряды нас обгоняли. Казалось вот сейчас ударят в спину. Весь госпиталь был уже там. Потом был организован вывоз больных и раненых, медиков на машинах к "трубачам". Туда же начали поступать раненые и обожженые с пожара. Точно не помню, но где-то уже около 18.00, мы вернулись в госпиталь. В некоторых бараках были обрушены стены, потолки. Выбиты все стекла. У меня в кабинете было все в пыли, со стен все сорвано. Полный развал. Я сразу взялась за уборку. Электричества не было. Слышала, что операции проводились под свет фар подогнанных к окнам камазов и свет керосиновых ламп. Снаряды еще летали.

Елена Воронина (главный специалист департамента по чрезвычайным ситуациям Алматинской области, награждена медалью "За трудовое отличие"):
...Была большая бомбежка, "духи" по расписанию обстреливали две наши группировки, что стояли в Пули-Хумри. Во время такого обстрела взорвался наш артсклад у аэродрома - шесть часов рвались снаряды. Военные говорили, что даже на войне подобного не было. Из гражданских погибла повариха Надя: она бегала со своим телевизором, пыталась его спрятать (это было время острого дефицита, бедная женщина хотела спасти самое дорогое). Все сгорело, наш городок практически был уничтожен. Люди остались почти голыми - мы приходили на обед и из-за сильной жары раздевались. Потом со всего Афганистана ребята собирали нам деньги, из Союза шли дешевые вещи. ...Когда у нас все сгорело и ничего не осталось, мы искали тушенку в банках по пожарищам. Все, что уцелело, собирали в общий котел. Все свои "заначки" достали для общего пользования. Кто-то придет, а у тебя лишь кусочек хлеба. Последний разломишь и дашь. Афганистан меняет сознание людей и восприятие окружающего мира. Это почувствовала Елена Сергеевна, когда приехала в отпуск домой. - Пошла в овощной магазин за капустой. Там две женщины подрались из-за вилка капусты. И одна другую по голове давай колотить капустой. Мне стало плохо, когда увидела это. В мирное время, в изобилии капусты они били друг друга со злобой и яростью. Я потеряла сознание. Прихожу в себя: парень меня трясет, успокаивает. А я еще долго не могла успокоиться. До сих пор с содроганием вспоминаю этот случай мирной жизни. Продолжение-"Сидели там долго (как мне показалось). Потом мы бежали к насыпи, не чувствуя под собой ног, а снаряды нас обгоняли. Казалось вот сейчас ударят в спину. Весь госпиталь был уже там. Потом был организован вывоз больных и раненых, медиков на машинах к "трубачам". Туда же начали поступать раненые и обожженные с пожара. Точно не помню, но где-то уже около 18.00, мы вернулись в госпиталь. В некоторых бараках были обрушены стены, потолки. Выбиты все стекла. У меня в кабинете было все в пыли, со стен все сорвано. Полный развал. Я сразу взялась за уборку. Электричества не было. Слышала, что операции проводились под свет фар подогнанных к окнам камазов и свет керосиновых ламп. Снаряды еще летали."

Репин Александр
Началось в тот день всё неожиданно. Я заступил во вторую смену на 6-й пост (склад ВВ). На территории склада шла отгрузка. Работали бойцы, но не более 10 человек. С какой стороны был обстрел так никто и не понял. В результате этого обстрела загорелся ящик со снарядами или порохом. На территории склада появилась пожарная машина, чтобы предотвратить дальнейшие взрывы и возгорание. В скором времени сгорела и она, людей эвакуировали с территории. Наконец появилась смена на усиление постов во главе с начальником караула (ст.прапорщик Захаревич). Усилить удалось только первый пост и мой последний, остальные были отрезаны. Так все кто прибыл на усиление оказались на моём 6-ом посту "склад взрывчатых веществ". К этому времени уже динамика взрывов шла полным ходом.
Сыпал осколочный дождь. Мы оказались в ловушке, двигаться в какую либо сторону было невозможно. Начкар Захаревич на то время уже не имел возможности отдать приказ тем, кто находился дальше по периметру, и что они испытывали, оставалось только догадываться.
Лично у меня перед глазами пролетела вся жизнь, родные и близкие. Я просмотрел это как кино на экране со стороны. Но кино резко закончилось, так же как и началось, и нужно было жить дальше, а жить хотелось. Общались жестами, друг друга никто не слышал.
Когда уже склад взрывчатых веществ полностью горел и мог сдетонировать от прямого попадания с других капониров. Медлить было нельзя, а пути отхода были отрезаны уже давно. Мы сделали подкоп под ограждение и уходили между ящиков с взрывчаткой. На территорию склада ВВ я попал первый, снял броник и им сбивал огонь с ящиков. Этим я оттягивал страшный взрыв и выигрывал время для того, чтобы мы успели покинуть это опасное место. Уходил я замыкающим. Осколочный дождь усиливался, врезался в память осколок упавший буквально в четырёх метрах от нас, длиной 80см, он вертелся как юла с бешенной скоростью. Было страшно. Мы успели отбежать метров на сто, залегли и прозвучал страшный взрыв. Земля с неба сыпалась очень долго. Нас подбросило как мячи. Так мы и спаслись под руководством начальника караула. В голове всё шумело. На мелкие осколки, которые, попадали в броник и каску, я уже не обращал внимание. На душе было тяжко, ведь там остались мои товарищи, очень близкие мне люди. Караулка вся ходила ходуном, в окопе тоже было не весело, кидало из стороны в сторону. Все мысли были там, на тех постах, где оставались еще ребята.
Взрывы продолжались ещё долго, более 10 часов. Территория бригады пострадала очень сильно. А самое главное-все мои товарищи остались живы. Мы потом как в тумане обсуждали наши действия, подшучивали друг над другом, и вспоминали смешные и непредсказуемые действия.

Фотографии 119 ОМСР

Фотографии 10 и 11 августа 1988 года

 

Ветераны 119 ОМСР

 

 

http://old.old.rsva-ural.ru/


навигация

56 ОДШБр
СПЕЦНАЗ

Афганский фотоархив

Воспоминания, дневники

Карты Афганистана
Военная история
Техника и вооружение
Законы о ветеранах
Советы Юриста
Страница Психолога
Военно - патриотическая работа
Поиск однополчан
Гостевая книга
Ссылки
Контакты
Гимн СОО РСВА
Российский Союз ветеранов Афганистана
Победители - Солдаты Великой Войны
Таганский ряд
Музей ВДВ \
Автомат и гитара - стихи и песни из солдатских блокнотов
Ансамбль ВДВ России Голубые береты
СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОСТО (ДОСААФ).
 Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников Содружества.
Записки офицера спецназа ГРУ.


2006-
Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/u64173/old.rsva-ural.ru/www/footer.inc.php on line 236
2018 (с) РСВА Свердловская область

Все права защищены, полное или частичное копирование материалов с сайта только с согласия владельца вопросы и предложения направляйте по адресу info@old.rsva-ural.ru
Разработка сайта
Дизайн студия D1.ru

Всего посетителей: 13673087