навигация
Главная
О нас
Правление
Президиум Правления
Наш фотоархив (мероприятия, праздники)
Наша газета
Страница Юрия Исламова
Книга памяти (Свердл. обл.)
Мемориальная доска 40-й Армии
Афганский мемориал Погранвойск
Семьи погибших
Памятники и мемориалы
Музей "Шурави"
Творчество ветеранов
Культурный центр "Солдаты России"
Воины Отечества
Видео архив
Новые книги
Справочник - Меры социальной поддержки


Патриотическое радио ОТЧИЗНА

70 лет Великой Победы

 Министерство обороны Российской Федерации
(Минобороны России)

Екатеринбургское суворовское военное училище          Министерства обороны Российской Федерации

Вшивцев Владимир Сергеевич

Свердловский региональный Совет сторонников партии “ЕДИНАЯ РОССИЯ»

поиск

МБУ "Музей памяти воинов-тагильчан, погибших в локальных войнах планеты"

Фонд
"Вечная память"
(г. Москва)

Свердловчане,
не получившие награды

С Днем Рождения побратимы!

Встречи однополчан

Помяните нас живые!

Нижнетагильский центр социального обслуживания ветеранов боевых действий и членов их семей








«Солдаты – это самые беспощадные судьи! Они по

всей стране разнесут всё, что пережили в армии!

И боль, и славу, унижения и честь!»

Александр Ружин.

 

 

В роте его звали «Дедом»!

 

(Из книги – воспоминания о «Королевском батальоне»

замполита 2-й гв.мср 682-го мсп)

 

«Дедом», в лучшем смысле этого слова, заслуженно прозвали командира мотострелкового отделения 2-ой гв.мср гвардии сержанта Сергея Владимировича Куницына. Ему посвящено в моей книге «Королевский батальон» немало страниц. Я пишу о том, что в моей памяти, как уверен и в памяти всех однополчан, отложилось навечно!

Вот некоторые из этих страниц...

1

Ташкент августа 1982-го встречал нас, молодых, но уже дерзких, лейтенантов – выпускников военных училищ разного «калибра» , - палящим солнцем, прохладой фонтанов и таинственной скрытостью, щедро смешанной с добротой восточного гостеприимства. Среди нас выделялись десантники – эти парни уже с курсантской скамьи возомнили себя «Рексами» первой гильдии. Это им остальными прощалось – действительно, офицеры они были бравые. Не намного отставали от них и мы: мотопехота, автомобилисты, танкисты, артиллеристы. В кадрах все оказались и получили направление «за речку» (так среди нас называлась командировка в Афганистан). Мы, 12 дружных лейтенантов из Свердловского высшего военно-политического танко-артиллерийского училища во главе с бесстрашным Сергеем Мовой, после путешествий по «Заравшану» и «Парку Ильича» (наиболее отмеченные офицерами злачные места узбекской столицы) достойно убыли в город Теджен, что под Ашхабадом (Туркмения).

р. s . Сергей Мова – в СВВПТАУ из солдат, замкомвзвода показной 10-й учебной роты. И сейчас не бросает уральскую привычку – охотится с однокурсниками на лыжах по просторному северу России.

Нельзя не вспомнить по-доброму показательного нашего командира Свердловской учебной 10-ки капитана Анатолия Лапина, который 4 года был для нас и навсегда останется Крёстным отцом, офицером с большой буквы. Ныне крепко держит марку москвича. Большое Вам, уважаемый Анатолий Игнатьевич, спасибо за то, что многому нас научили. Ваши уроки пригодились в жизни, помогают выживать в любой ситуации!

Теджен, где дислоцировался учебный танковый полк, приучил нас говорить с пустыней на «ты». Восточная экзотика стала для нас нормой: верблюды – за окном, вараны - под шкафом, змеи и каракурты - сопровождающие. Отчётливо запомнились в декабре 1982-го 3 дня с объявленной боевой готовностью, когда умер Генеральный секретарь ЦК КПСС. Для нас это стало своеобразной исторической вехой, так как наше родное Свердловское впоследствии назвали именем Л.И.Брежнева. Потом в аккурат все мы переболели желтухой, а Андрюха Сушев – дважды. Это его оградило от Афгана, и он достойно семейничает сейчас в России.

В таких условиях прошел почти год постоянных учений, маршбросков, стрельб и томительного ожидания командировки в 40-ю армию. Как луч солнца в этой армейской бытовухе стала для меня поездка в Термез (Узбекистан), где готовили «скороспелок» на войну (так называли трёхмесячные учебные сборы для рядового состава будущих воинов-интернационалистов). Мне там и предложили остаться в подразделении, которое вот-вот должно было в полном составе войти в Афганистан. Тогда-то и встретил меня гвардии капитан Александр Королёв, 29-тилетний комбат пехоты. Сильнейший духом мужик был. Сразу покорил своей харизмой и удивительно внимательным отношением к каждому подчинённому.

Как офицеру, мне бросилась в глаза его самостоятельность. Он никогда не бегал к руководству за подсказкой, решение зачастую принимал сам. Уважали его и ходили к нему за советом командиры других батальонов, хотя были старше его по возрасту и званию. Королёв был с надёжным моральным стержнем внутри. Одним словом – «Офицерище»! Любил он свой батальон и мы отвечали ему тем же. Из-за уважения к своему командиру солдатская молва назвала батальон «Королевским». Все даже рисовали на броне БПМэшек короны (как у шведской хоккейной сборной). Хоть вроде и на детские смахивали поступки, но на войне командование закрывало глаза на эти вещи. И на броне 40-й армии можно было отчётливо прочитать всю геграфическую историю, теперь уже бывшего Советского Союза.

р. s . Командир 1-го гв.мсб 357-го гв.мсп гвардии капитан Александр Королёв был уроженцем Киргизии. Выпускник Алма-Атинского высшего общевойскового командного военного училища – будущая легенда Афганской войны – выходец из многодетной семьи. Он воплощал в себе лучшие традиции русского и советского офицерства. Быть рядом с ним – значит быть первым! Служить под командованием Королёва считалось за честь! О нём ещё народная молва много расскажет, и мы в этом тоже поможем...

2.

Первоначально 1-й батальон летом 1983 года состоял наполовину только из солдат и сержантов. Офицеры и прапорщики – почти все по штату. Невооружённым взглядом было заметно, что в особенности отличался сержантский состав, который составлял костяк многонациональных срочнослужащих и практически рулил всей обстановкой в батальоне. Ими лично занимался комбат, знал каждого по имени и фамилии. И среди сержантов были непревзойдённые авторитеты - Володя Зотов, Илгаш Хабибуллин (погиб 30 апреля), Андрей Степанов, Шавкат Таштемиров (погиб 30 апреля), Виктор Мичуда (погиб 30 апреля, в Киеве уже вырос сын), Олег Прокопьев (погиб 30 апреля) и многие другие. Был таковым и Сергей Куницын, призванный в армию после студенческой скамьи. Он сразу как-то отличился своей толерантностью, выдержкой и завидным чувством ответственности. Немногословный был, приглядывался долго, чтобы понять товарища. На рожон не лез. Что стало сразу явным, так это то, что он оказался самым старшим по возрасту в нашей 2-й гвардейской. Вот поэтому и прозвали его уважительно в роте Дедом.

р. s . Командование 2-й гв.мср:

- командир роты – гв.лейтенант Сергей Курдюк (погиб 30 апреля), русский, 1961 г.р.;

- замполит роты – гв.лейтенант Александр Ружин (подполковник запаса, получил тяжёлое ранение), белорус, 1961 г.р.;

- командир 1-го гв.мсв – гв.лейтенант Гарник Арутюнов (впоследствии возгдавил 2-ю роту, воспитал Героя Советского Союза Шахворостова Андрея, уволился в запас полковником, сегодня покоряет газ Ко c тромы), армянин, 1961 г .р.;

- командир 2-го гв.мсв – гв.лейтенант Рустем Аблаев (вернулся домой без ноги, учит военных студентов под Ташкентом), узбек, 1961 г.р.;

- командир 3-го гв. мсв – гв.лейтенант Сергей Гайворонский (погиб 30 апреля), украинец, 1961 г.р.;

- командир пулемётно-гранатомётного взвода – гв.лейтенант Вячеслав Бугара (погиб 30 апреля), украинец, 1961 г.р.

«Сержант Куницын нужен в Союзе и в Афган не едет. За его обучение государство заплатило немалые деньги и, если он погибнет, будет неправильно. Ему служить-то осталось не более 8 месяцев» - такими были слова гвардии капитана Сергея Грядунова, бесстрашного и мудрого замполита батальона (30 апреля был рядом с комбатом, получил тяжёлое ранение. В запас ушёл полковником. Ныне работает в Брянске). Когда узнал об этом сам С.Куницын, то он сразу понял, что только вмешательство сверху сможет разрешить ситуацию. Куницын пошёл в политотдел дивизии с просьбой, чтобы его всё таки взяли в Афганистан: «Я с парнями был вместе в учебке, в батальоне полгода и как я буду в глаза смотреть своим сослуживцам. Да я всю жизнь буду мучиться. Прошу оставить в штате 2-ой роты!» - эти слова стали убедительными для командования дивизии. И для нас наступило облегчение – Куницын оставался в строю. Никто его за это больше никогда не упрекнул, а авторитет среди бойцов стал на несколько порядков выше.

p . s . Командование батальона лично занималось составлением списков и боевым слаживанием подразделений. Не скрою, что даже некоторые офицеры отказались ехать в Афган. Учитывалось только личное согласие. Среди слабовольных срочников ходила даже негласная традиция – за деньги покупали стакан мочи желтушника, чтобы только не ехать за речку. Но были и противоположно другие настроения. Так, находясь в госпитале, рядовой Мавродий узнал, что батальон уходит в Афган – не задумываясь, сбежал из палаты. Уже при пересечении границы оказался в строю – ничего не оставалось, как записать его в штатно-должностную книгу. Так, самоотверженный молдаванин проявил свой характер, чтобы потом героически погибнуть.

3.

14 марта 1984 года в 4.00 в ларингафонах прозвучало как набат: «Пересекаем границу Союза Советских Социалистических Республик!» Так, с высоко поднятой головой, вошёл в Республику Афганистан для выполнения интернационального долга по мосту через реку Амударья из Термеза согласно штатно-должностным книгам переодетый с иголочки и перевооружённый по последнему слову техники 1-й гвардейский мотострелковый батальон уже тогда 682-го мотострелкового полка под командованием гвардии капитана Александра Фёдоровича Королёва.

Стволы БМП-2 смотрели в горы ёлочкой, периодически проверяя свою надёжность военной скороговоркой. Классное было вооружение - эти замкнутые в броне автоматические авиационные пушки калибра 30-мм. Всего несколько суток понадобилось 3-м мотострелковым батальонам, чтобы безболезненно миновать Пули-Хумри, перевал Саланг, Чарикарскую зелёнку, прикоснуться к Баграму и влиться в состав 682-го мсп. Противник сопровождал нас только наблюдением, избегая открытого боя, он ждал чтобы напасть всегда, подло, изподтишка.

Мы шли захватывать у Ахмад Шаха Панджшерское ущелье.

р. s . Ахмад Шах Масуд – самый авторитетный и самый воинственный полевой лидер Афганистана, хозяин Панджшерского ущелья (ущелье 5-ти львов), насыщенного алмазами, лазуритом и смертью. Дважды Панджшер пытались брать советские войска – безрезультатно. С 1979 по 1984 год там был один хозяин – Ахмад Шах. Его спонсировал практически весь капиталистический мир: Америка, Германия, Канада – деньгами, инструкторами с опытом Вьетнама и вооружением. Италия – минами и взрывчаткой. Япония – аппаратурой и техническим снабжением. Китай – стрелковым оружием. Франция и Пакистан – госпиталями, военными базами, наёмниками и т.д. Мы должны были этому всему противостоять. Мне порою приходится слышать наивный вопрос – ты убивал на войне? Ни один реальный «афганец», кто был на линии огня, в рукопашной схватке, никогда вам на него не ответит.

Будут бить себя в грудь те, кто этого никогда не видел и знает об этом только по наслышке…

Из Баграма, где временно мы дислоцировались, очень эффектно смотрелись горы Панджшера. Комбат Королёв на разводах по утрам, указывая на далёкие обалденной красоты снежные вершины, по-мужски входновлял: «Гвардейцы, нас ждёт Панджшер!» Подготовка к захвату шла ускоренно. Боевое слаживание, первые засады, первые прочёсывания кишлаков, первые боевые действия и первые потери. 8 апреля при реазизации разведданных в Наудеке близ Баграмского аэродрома наш батальон встретился лицом к лицу с противником. Что такое быть на линии огня? Это лакмусовая бумажка по оценке поведения каждого. Вот именно тогда зарождается боевое братство, только тогда понимаешь плечо боевого товарища, именно в такой ситуации зародилось слово – я бы с ним в разведку пошёл бы!!!...

Бои шли с переменным успехом – моджахеды умело использовали киризы, аулы, местность. Но и наши ребята уже научились «читать и понимать» Восток. Длительные учебные потные будни начали давать положительный результат. Автомат уже продолжение твоего организма, твоих мыслей, граната и нож - необходимый повседневный атрибут, а моральное состояние – дух воина становится точкой отсчёта и основой во всём…

Уже к вечеру банда была уничтожена, но и мы понесли первые боевые потери: героически погиб гвардии лейтенант Рома Алябьев (в Термезе осталась беременная жена), тогда были тяжело ранены сержант Аллаберганов и я.

К крупномасштабной операции за Панджшер готовилась вся 40-я армия, но «королевичам» предстояло идти впереди всей группировки войск. 1-й гв.батальон был авангардом 108-й дивизии и принял на себя самый страшный и самый подлый удар за всю «афганскую» кампанию…

…Оставшихся в живых своих ребят я увидел уже летом 1984 года, после страшной трагедии, когда вернулся в роту после ранения. Но командование распорядилось моей судьбой по-другому. Дальше для меня был и Кабул, боевой Джелалабад-85 и судьбоносный Кандагар. Но всё это было потом, а тогда я сидел в своей роте и молчал – ребята рассказывали, как прославленный наш батальон 30 апреля по вине безалаберности командования операцией в Панджшере попал в заранее подготовленную засаду наёмников в ущелье Хазара и понёс тяжелейшие потери: 60 военнослужащих погибло, из них – 12 офицеров и прапорщиков. Погиб и комбат Александр Королёв. 61 – получили ранения различной степени тяжести.

За каждой фамилией военнослужащего, кто был рядом тогда с комбатом, стоит настоящий героический подвиг вровень с подвигами наших отцов и дедов в годы Отечественной! Офицеры и солдаты уже знали, что предстоит неравный бой с наёмниками на господствующих высотах, но батальон принял бой… Схватка шла почти сутки, наши парни там погибали, как рыцари и никто не дрогнул, не убежал с поля боя. Все подчинились последнему приказу комбата Королёва: «Гвардия, к бою!»…

р. s . 29 апреля 1984 года утомлённый длительными переходами и боями, 1-й гв.мсб возвращался на базу. Прошли везде доклады, что Панджшер взят (об этом даже известила «Красная Звезда» в своей статье на первой странице «Конец осинного гнезда». Я с ней ещё бегал по госпиталю и хвастался, что там в расщелинах Гиндукуша первым идёт мой батальон) и весь генералитет уже готовился за наградами в Москву и на празднование 1-го Мая. Неожиданно и непланово поступил 1-му батальону приказ – прочесать ущелье Хазара. Комбат долго не соглашался идти, была информация, что там может быть засада. За 40 минут, упрекая в том, что батальон медленно продвигается по ущелью, Командующий 40-й армией и командир 108-й дивизии генералы Генералов и Логвинов, оскорбляя слабоволием и пригрозив трибуналом, вынудили Королёва пойти в ущелье без прикрытия. Генералы также слёзно обещали прикрыть «вертушками», но они оказались неровней вражеским крупнокалиберным пулемётам, классически закреплёнными в горных пещерах… Батальон остался зажатым один на один с мощным противником на расстоянии прямого выстрела…

4

…Холодный Панджшер звонко журчал у подорванного моста и легкий ветерок обжигал лицо. Небольшая долина манила виноградниками, но чёрные дыры киризов только настораживали. Восточный враг коварен и его можно было перехитрить только упреждением. Это были его территория, его дом и чувствовал он себя самоуверенно и поучительно осторожно. Перед новым назначением в Кабул я заехал к своим бывшим подчиненным. Перед самой Рухой это был наш пост (всего две БМПэшки с экипажами и старший поста – старшина 2-й гв.мср прапорщик Сергей Марусич со своим бессменным заместителем гвардии сержантом Сергеем Куницыным. Марусич часто ездил на базу да и должность обязывала мотаться по всей роте, разбросанной на десятки километров. Вот и была точка «Мост» «лежбищем» и непроходимой крепостью гвардии сержанта Куницына)...

…Тяжёлый был разговор. Сергей Куницын сдержанно поведывал об апрельской трагедии, периодически разливая зелёный чай. Есть не хотелось. Уже несколько часов шёл монотонный диалог – меня интересовало всё! Кто, как и где находился, как воевали гвардейцы, что было дальше с батальоном, как ребят хоронили? Слушать было тяжело, но надо было – даже как-то легче стало, когда узнал всю реальную жестокую правду. Послали наводчика-оператора Алексея Брянского (шустрый был москвич, по-прежнему живёт в столице) к афганцам за шаропом (местная виноградная самогонка в наших бутылках из-под лимонада, заткнутая бумажной скруткой); механик-водитель Григорий Самбриж (до сих пор трудится в солнечной Молдавии, поднимает семью) быстро накрыл на стол. Мы с Куницыным вскрыли консервы – помянули наших парней, комроты, офицеров, комбата…

Ночь была бессонной. Спать не хотелось, усталости не чувствовалась – одолевали мысли – зачем и почему взяли вот так просто и подставили одно из лучших подразделений 40-й армии? Этот вопрос до сих пор будоражит моё сознание и мы, кто живые остались из батальона, поклялись при первой же нашей встрече в г.Балабаново Калужской области 30 апреля 2007 года, спустя 23 года, на могиле комбата, что докопаемся до истины ради чистой и светлой, достойной и надёжной памяти о героически погибших наших братьях и ради того, чтобы история правильно расставила точки над «И». Эта мысль меня постоянно гложет и не даёт спокойно жить…

р. s . Кроме нас это никто не сделает! Вот тогда-то и родилась у меня идея написать об этой трагедии книгу… Нам, кто реально прошёл горнило Афганистана, не стыдно перед нашими отцами и дедами – мы их славу и традиции не опозорили! Пусть мы в Афганистане войну не выиграли, но мы её и не проиграли: в чужой стране и за чужую боль наши парни стояли в полный рост, выполняя воинский приказ и интернациональный долг! И 15 февраля для бывшего советского народа – тоже День Победы, потому что были остановлены солдатская кровь и материнские слёзы! А будущие поколения вправе нас рассудить. Мы смотрим им в глаза с честью и открыто! Мы расскажем всё, что видели и пережили тогда в Афганистане и кем были 18-20-тилетние парни на войне, когда страна заслуженно спокойно жила мирной жизнью

«Я не знал Виталия до армии, но мне достаточно было узнать его здесь – он был отличным парнем. Я вас прекрасно понимаю и разделяю ваши чувства, но и мы сами порой не верим в то, что с нами нет этих парней… Что поделаешь – жизнь такова и от судьбы не уйдёшь, тем более здесь. Сейчас пишешь письмо, а через час не знаешь, что с тобою будет…» - это строки только из одного письма, которое Куницын написал матери и сестре своего погибшего друга Виталия Гынку из Молдавии. Это письмо мать до сих пор хранит в оригинале у сердца.

Десятки писем написал родственникам погибших наших братьев Сергей. По собственной инициативе, превозмогая жгучую ненависть ко всему случившемуся, он писал вечерами и ночами. Офицеров на всю роту остался только один – измотанный командир 1-го взвода Гарник Арутюнов. Даже наградные листы тогда приходилось солдатам и сержантам писать друг на друга – некому было. Хотя после их просто аннулировали в текучке ведения дальнейших боевых действий. Вот ещё один пример того как, опять же по полнейшей халатности штабов, обидно остались без наград все воины, кто выжил в той страшной бойне... Наградили под давлением общественности, даже не разбираясь, орденом «Красной звезды» погибших и раненых, хотя целый ряд воинов достойны были звания Героя: израненный комбат несколько часов вёл бой, гв. лейтенант Бугара прикрыл собою раненого бойца, гв. рядовой Кахидзе вступил в свой последний рукопашный бой. Многие бились до последнего патрона. Гв. лейтенант Владимир Александров и гв. сержант Геннадий Гладков уже в ближнем бою не подпустили наёмников к телам погибших комбата и боевых товарищей, не допустили их осквернения, что так любили делать те, не наши, патриоты ислама (ныне В.Александров - военный комиссар Забайкальского края, Россия. Г.Гладков – прокурор одного из районов г.Харькова, Украина). Весь героический «Афган» можно было проследить только в одном бою…

А среди командования никто даже и не разбирался, хотя генералы клялись, что накажут виновных в трагедии и достойно наградят героев… Но это было невыгодно высокому руководству да и кто же будет наказывать самих себя. Обещанный военный трибунал так и не состоялся. Разве что отважного командира 682-го полка подполковника Петра Сумана (сегодня уважаемый человек в г.Гомеле, Белоруссия), который обхитрил Ахмад Шаха и всё-таки взял Панджер, досрочно отправили в Союз, лишив боевых наград. Карты же ведения боевых действий, аппаратные журналы связистов уже на следующий день - 1 мая были изъяты военной контрразведкой и их больше никто и никогда не увидит. Но остались два живых свидетеля: начальник связи 682-го полка Юрий Васюков (до сих пор живёт и работает рядом с С. Куницыным), который записывал все приказы командиров в ходе боя 30 апреля и начальник связи 1-го батальона гв.ст.лейтенант В.Бессонов (живёт сейчас с семьёй в России), который от начала и до конца был со своим комбатом… С поля боя он вышел израненный на своих ногах, проклиная всех и вся твёрдым и надёжным русским словом…

Можно только представить - сколько было задействовано офицеров для доставки «Груз 200» на родину к каждому?... Только один командир 7-й мср нашего полка гвардии лейтенант Игорь Рязанов (ныне достойно возглавляет Черноморский союз ветеранов Афганистана «Каскад» на Одещине) сопровождал два «груза». Со своими выпускниками, командирами 2-й и 3-й рот прощалось всё Ташкентское ВОКУ и похоронены они на кладбище Боткина, в аккурат рядом с футбольной командой «Пахтакор», разбившейся на самолёте. Это первое место, что я посетил после госпиталя и где принял решение вернуться в боевой строй…

Письма многим погибшим самостоятельно написали бойцы во главе с сержантом С.Куницыным, чтобы хоть как-то отразить причастность всего коллектива батальона к горю семей погибших. Это какое же чувство ответственности нужно было иметь? Это был мужественный поступок и Куницын смог это сделать, прочувствовав вместе с матерями, отцами, жёнами, детьми, родственниками боль невосполнимых утрат.

р. s . Похороны остальных 58-ми погибших офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов 1-го гвардейского «Королевского» мотострелкового батальона тихо проходили в дни, когда Родина достойно праздновала 39-ю годовщину Великой Победы! Где похоронам родственники и общественность придавали огласку – это пресекалось властями… Мне бы хотелось напомнить об этом в назидание бездарным командирам, которые подставляют наших детей под необдуманные приказы политиков.

Военная прокуратура пыталась свалить всю вину на погибшего комбата, но этого сделать не дали оставшиеся в живых солдаты и офицеры батальона. И вновь лидирующую миссию здесь взял на себя С. Куницын. Ничего не попишешь – Дед - он и в Африке Дед! Имя Королёва стало неприкасаемым...

Я был уже переведён в Кандагар, а гвардии сержант Сергей Куницын в составе прославленного «Королевского» батальона продолжал оберегать уже наш Панджшер. Батальоном впоследствии командовали отважные офицеры, такие как гв.майор Георгий Рыжаков – кавалер двух боевых орденов «Красной звезды» (ныне в Москве). И для Куницына дальше были неоднократные боевые операции, подрывы, ранение, бессонные ночи и добрая горькая память! Не любит об этом вспоминать наш лидер, но наиболее ранимо для него воспоминание ещё одного страшного боя, когда погиб его земляк-крымчанин Игорь Сергиенко и он вместе с гвардии рядовым Рустемом Аметовым нёс его тело по горам 7 километров. Теперь Р. Аметов - несменный заместитель Председателя Республиканского союза ветеранов Афганистана С.Куницына при решении всех ветеранских дел в Крымском «Боевом братстве».

Нас учили воевать и воевали мы неплохо. Но как потом с этим жить – нас никто не учил… Это уже постигаем мы сами и достойно передаём пережитое, выстраданное и незабываемое нашим будущим поколениям. А молодёжь – это самые беспощадные судьи: они нам или воды принесут, или забудут, где наши могилы…

5.

…Время неумолимо брало своё. Прошло 24 года и 30 апреля 2008 года по инициативе ветеранов 1-го гв.мсб во главе с уже гвардии полковником Сергеем Куницыным, которые за личные средства и при поддержке властей Калужской области и Российского «Боевого братства» в г.Балабаново на могиле своего легендарного командира гвардии капитана А.Ф.Королёва был открыт Мемориал «Комбат Королёв». Теперь каждый год в годовщину трагедии здесь собираются ветераны батальона, родственники погибших, воины-интернационалисты, ветераны и просто граждане в дань уважения к подвигу советских парней при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан.

р. s . За всю сознательную историю войн это единственный случай, когда все оставшиеся в живых солдаты и офицеры собрали 750.000 рублей в течение нескольких лет по крупицам на Мемориал своему командиру. Невозможно было на Мемориале указать фамилии погибших подчиненных комбата по религиозным и этическим соображениям. Теперь в проекте – строительство Мемориала воинам 1-го «Королевского» батальона в г.Балабаново Калужской области, выполнившим до конца свой воинский и интернациональный долг в Республике Афганистан в 1984-1989 г.г.

…Теперь надо было исправить ошибку в исторических книгах, которые давали аналитическую оценку всему, что было за 10 лет необъявленной войны в Афганистане. Наиболее яркой стала книга генерал-майора Александра Ляховского «Трагедия и боль Афганистана», где при описании событий 30 апреля 1984 года всего в нескольких строках, вся вина почему-то возложена на комбата и командира 682-го мсп подполковника Петра Сумана. И уже в июле 2008 года Сергей Владимирович Куницын позвонил мне в Одессу и пригласил срочно приехать. Уже будучи известным политиком, С.В. Куницын собрал в Крыму ветеранов нашего батальона. Там был и писатель А.Ляховский.

Работа предстояла непростая – надо было менять вектор в осознании ситуации трагедии 30 апреля1984 года среди бывшего руководства 40-й армии, среди ветеранов Афганистана, среди читателей. И спустя столько лет… Меня многие упрекали – почему так поздно стали говорить? Вы знаете, спросите у любого, кто нажимал на курок, хотелось бы ему об этом вспоминать? Нет. Было желание всё забыть, залить водкой, но вот парни до сих пор стоят перед глазами. Это-то и подстегнуло нас, ветеранов «Королевского» батальона, говорить. С кем ни беседовал – все в один голос говорили, что каждый год 30 апреля замыкались в себя и просто пили, поминая стольких безвинно ушедших в вечность людей…

Но на святой человеческой памяти, чего греха таить, многие и до сих пор наживаются. Кому – война, кому – мать родна! Я и сейчас знаю многих, кто, не стесняясь, ходят среди нас, даже не зная сколько пружин в автомате и стреляли разве что на учениях. А прилюдно они записывают себя в герои «Апрельской революции» (так в народе называли революцию 1979 года в Афганистане) и на памяти о войне и погибших парнях делают просто бешенные деньги. Но Бог и Аллах им судьи…

Мы же пишем свою историю…

Полгода длились различные встречи, ежедневные международные телефонные длительные разговоры и результат налицо: в декабре 2008 года выходит новое издание книги «Трагедия и доблесть Афганистана» и её продолжение - «Игра в Афганистан», где уже на 11-ти страницах воспроизведены воспоминания реальных очевидцев тех страшных событий. Всё остальное справедливо отдано на суд читателей. Рекомендую прочесть эти книги, они достойны внимания широкого круга читателей.

После этого при поддержке ветеранов батальона было отснято несколько документальных фильмом, где реабилитированы полностью наш комбат, бывший командир 682-го мсп Пётр Суман, восстановлена честь одного из лучших подразделений 40-й армии. На всех «афганских» конкурсах и фестивалях эти фильмы стали премиальными.

p . s . Решением сессии Балабановского городского совета гвардии капитану А.Ф.Королёву присвоено звание «Почётного гражданина города Балабаново» (посмертно). Сегодня имена более 60 процентов погибших «королевичей» носят улицы и школы по всей необьятной территории бывшего Советского союза. И это благодаря активу ветеранов батальона во главе с С.Куницыным. Можно между государствами сделать границы, среди боевых побратимов – никогда!..

Вот вы и прочитали, уважаемые читатели, только о некоторых фактах из жизни и воинской службы гвардии сержанта Сергея Куницына – прекрасного и надёжного человека, который на сегодня «Флагманом» проходит в сознании и истории 1-го гвардейского мотострелкового батальона 682-го мсп, где пожизненно остался командиром гвардии капитан Александр Фёдорович Королёв…

Сергей Владимирович Куницын состоялся как политик в Крыму, а как мужчина и воин закрепился в строю «Королевского» батальона. При общении С.Куницын запрещает мне его называть по имени, но в своей книге я этого сделать не могу

Желаю доброго Вам здоровья, дорогой Боевой Брат Сергей Владимирович Куницын, желаю здоровья и благополучия Вашей семье (теперь Вы по-настоящему - Дед, внучка ведь балует уже своим вниманием!). Желаю быть востребованным и желаю уверенности в завтрашнем дне!

С уважением и любовью от имени ветеранов 1-го «Королевского» гвардейского мотострелкового батальона, Ваш замполит роты Александр Ружин.

Жизнь продолжается…

р. s . Долго ещё в ресторанах прославленного приграничного города Термеза (Узбекистан), где дислоцировался и начал свой боевой путь «Королевский» батальон, звучала без заказов песня землян «Земля в элюминаторе» - любимая песня нашего комбата.

… «Песня посвящается гвардии капитану Александру Королёву, героически погибшему с своими подчинёнными в Панджшерском ущелье 30 апреля 1984 года» …

 

 

 
7 ноября 1983 года после военного парада на площади в г.Термезе, Узбекистан. Руководство батальонной "коробки" слева направо; гв.капитан Королёв Александр - командир 1-го гв.мсб; гв.капитан Назаров Рустем, кавалер ордена "Красное Знамя" за взятие Дворца Амина в 1979 году - командир 1-й гв.мср; гв.капитан Рыжаков Георгий - начальник штаба 1-го гв.мсб; гв.лейтенант Ружин Александр - замполит 2-й гв.мср.
 
Экипаж гв.ст.сержанта Куницына С.В. Слева направо; Брянский, Самбриж, Куницын.
 
Приданные батальону сапёры из ОИСБ 108-й мсд накануне Панджшерской операции.
Все они погибли в том бою 30 апреля 1984 года.
1 мая 1984 года. Ущелье Хазара. После боя. На переднем плане погибший командир 2-й гв.мср гв.лейтенант Сергей Курдюк...
 

А. Ружин на первой встрече ветеранов "Королевского" батальона 30 апреля 2007 года.
Вот таким мы увидели памятник нашему комбату. Стало стыдно.
Собрали деньги и установили на этом месте Мемориал.

Мемориал "Комбат Королев", установленный в 2008 году на собранные деньги офицерами и солдатами 1-го гв.мсб. Знамя 1-го "Королевского" батальона на хранении в семье комбата в  г. Балабаново Калужской области.
 
А. Ружин с С. Куницыным

 

http://old.old.rsva-ural.ru/


навигация

56 ОДШБр
СПЕЦНАЗ

Афганский фотоархив

Воспоминания, дневники

Карты Афганистана
Военная история
Техника и вооружение
Законы о ветеранах
Советы Юриста
Страница Психолога
Военно - патриотическая работа
Поиск однополчан
Гостевая книга
Ссылки
Контакты
Гимн СОО РСВА
Российский Союз ветеранов Афганистана
Победители - Солдаты Великой Войны
Таганский ряд
Музей ВДВ \
Автомат и гитара - стихи и песни из солдатских блокнотов
Ансамбль ВДВ России Голубые береты
СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РОСТО (ДОСААФ).
 Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств - участников Содружества.
Записки офицера спецназа ГРУ.


2006-
Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/u64173/old.rsva-ural.ru/www/footer.inc.php on line 236
2018 (с) РСВА Свердловская область

Все права защищены, полное или частичное копирование материалов с сайта только с согласия владельца вопросы и предложения направляйте по адресу info@old.rsva-ural.ru
Разработка сайта
Дизайн студия D1.ru

Всего посетителей: 13623982